Помонофоним?!?

дикция

Знакомы ли Вы с такими техниками развития речи, как монофоны? А знаете ли вы, что если читать монофоны ежедневно, то можно получить четкое произношение конкретных букв и звуков уже через пару недель? Хотите усовершенствовать дикцию? Тогда приглашаю Вас помонофонить!

Монофон — это краткий учебный рассказ, все слова которого начинаются на одну и ту же букву. Упражнения с монофонами способствуют активизации произношения, расширяют словарный запас, формируют стиль говорящего и способствуют становлению мастерства речи.

Термин «монофон» состоит из двух слов — «моно» — один, «фон» — звук. Таким образом, монофон — это краткий учебный рассказ, все слова которого начинаются на одну и ту же букву (на один звук).

Упражнения с монофонами способствуют активизации дикции и произношения, расширяют словарный запас, формируют стиль говорящего, расширяют горизонты ораторского мастерства и способствуют становлению речи. Монофоны рекомендуется читать выразительно вслух, а максимальную пользу вам принесет составление своего собственного монофона.

скороговорки

Монофон 1. Веник и ветер

Вчера второклассника Вовочку Вишенкина вызвала на веранду вожатая Валентина Bacильeвна Воробьева. Вовочка вихрем выскочил из вагончика и, воззрившись, возопил вызывающе всем видневшимся вокруг:

— Видали вы, верзилы? А вас вожатая не вызывала? Веселитесь? Вот встретитесь с Валентиной, взволнуетесь!

Ватага вначале не встрепенулась. Но вскоре все выяснилось, когда Вишенкин вышел от вожатой с веником. Виноватый, вспотевший от волнения, Вовочка взбешенно вращал ветками и выкрикивал вопли. Вздыхая и ворча вполголоса, Вовочка вертел веником, выметая с веранды васильки, вьюнки, веточки вяза и вообще ворох всякой всячины, воспринимая себя верблюдом, вертопрахом и Ванькой-вахлаком.

Все вокруг внимательно всматривались в Вовочкин внешний вид: Вишенкин весь вымазался, волосы взъерошились, и все весело вскрикивали, взвизгивали от восторга.

А Вовочка вспрыснул вокруг водой, вложил веник в ведро и встрепанно взирал на веранду.

Вовочка уже не вскрикивал, не выпендривался, не взирал высокомерно вокруг, не выбирал вольные выражения, но возлюбил всех и врагов включительно.

Внезапно ворвался весьма веселый ветерок, взвихрился ворохом во взаимодействии с веником, взбежал взбалмошно по вертикали, вбросил во взлет высокий вираж, вихляя вокруг воздухораспределителя, возмущая Вовочкин взгляд.

Вооруженный веником и ведром Вовочка вновь взворошил выметки, выпрямился, втаптывая вторично вываленные вовне выброшенные выскребки.

Вымотанный Вова, вымученный и вынужденный вернуться на веранду, вошел к Валентине Bacильeвне, возвестил:

— Все, вымаливаю Ваше внимательное восхищение и возвращаю Ваш веник!

Вот и все про веник и ветер, взаимоотношения вокруг Вовочки.

скороговорки

Монофон 2. Пансионат

Плотник Петр Поликарпович Призраков из поселка Петра и Павла перенес признаки паралогического паразитического парникового парагенеза. Предприятие подарило Петру Поликарповичу путевку в полный пансионат в Пскове для практической поправки.

В понедельник, примерно в полдень, приболевший поехал на поезде в Псков. В пятницу в половине пятого в приемном покое пансионата Петр Поликарпович появился после похода по привокзальной площади. Поймав попутку, приболевший и погрустневший принят был прекрасно и поселен в пятнадцатой палате.

Получив в приемном покое постельные принадлежности, Петр Поликарпович поселился в палате, представлявшей просторное пространство. Приболевший прилег на постель поспать, потому что переутомился в пути. Поутру прибывший приготовился принять посуточные процедуры.

Поднявшись в полседьмого, после процедур он пошел на принятие пищи, попил пива, поел первое, попробовал помидоры, потом приобщился к пирожкам с повидлом и простокваше. Подробнее придется перечислить потом.

Прогуливаясь после принятия пищи, Петр Поликарпович познакомился с полковником-пограничником из Перми. Поприветствовал приятеля, прибывшие постарались погулять по палисаднику с полчаса, потом потопал на праздник для прибывших пансионатников.

Праздник прошел превосходно, посетителям полностью понравился, после праздника постояльцы пошли по палатам.

В палате Петр Поликарпович переключил переносный приемник «Панасоник». Послушав по порядку правительственную и познавательную передачи, постояльцы перекинулись в преферанс, потом пошли проветриваться на побережье протекавшего поблизости приток Припяти.

Поздно, почти в полночь, в полумраке поблескивал полумесяц, перекликались птицы, пролетавшие по пляжу и присевшие на пустой полузатопленный плот, причаленный к поплавку у пляжа, посреди протоки. Покуривая папиросы из полупустой пачки, приятели из пансионата пошли по палатам.

Пройдя полную программу пансионата, пострадавший на производстве Петр Поликарпович поправился и потолстел. Пришла пора попрощаться с персоналом пансионата.

По приезде в поселок Петра и Павла пополневший и подобревший, проработавший полвека парикмахером Петр Поликарпович пришел на прежнее предприятие и принялся за продвинутые производственные программы, производя прекрасную продукцию.

скороговорки

Монофон 3. Прогулка

Прекрасной предвечерней порой, посмотрев популярную подростковую передачу, прослушав прогноз погоды, потанцевав под приемник, передававший песни прошлого, подпевая и попутно подкрепившись простоквашей с персиками, пять подруг — Павлина, Полина, Паола, Пелагея и Прасковья — пошли погулять.

Пошли по проселку и подивились: приземистый поселок, покрытый поздней порошей, подобной парчовому покрывалу. Под полусапожками и полуботиками подруг победно поскрипывали проталины, празднично похрустывало и призывно пело. Побелевшая площадь преобразилась. Пастельный пейзаж поражал подруг простотой. Подростки побродили по парку, припоминая полузабытые и полностью позабытые приключения прошлого, посмеялись.

Поблизости послышался пронзительный пересвист. Подружки поскорее подошли, потом поближе подбежали, присмотрелись: премиленькие пестренькие птички прилетели почистить перышки, поклевать промерзшие почки. Птахи прыгали подле поспешающих прохожих. Поначалу подружкам показалось, пернатые позабыли последнюю предосторожность перед прохожими. Потоптавшись подле птичек, подружки попытались поосторожнее приблизиться попарно.

Пичуги порхнули и поспешили подняться повыше. Полетав, приземлились. Полина, перетянув посильнее пальто поясом, посоветовала повернуть, перемещаясь по периметру.

Потом подруги посовещались поподробнее, приняли предложение и, поняв, что припозднились, пошли, поворковывая по-приятельски и поглощая подарочные помидоры. По-дружески попрощались, повернули к подъемнику, поверх и позади прошли пустое поле, палисадниками побрели по подозрительным пустырям и в прекрасном положении пай-девочек преспокойно приветствовали прохожих пятиклассников и победителей пятиборья.

Появившись после прогулки, подруги просили прощения, пообещав проштудировать проспект приусадебных пристроек, поужинали, пошли поспать.

Позднее подруги приравнивали прогулку к путешествию на поезде, предпринятому после первого полугодия по Подмосковью.

Пожалуй, пришла пора проститься. Пока, прекрасные подруги, предпочитающие простые пригородные пешие прогулки пространным и подозрительным по протяженности полярным полугодовым путешествиям пароходами... Прощайте! Повстречаемся попозднее!

скороговорки

Монофон 4. Рак, репа и ротвейлер

Рассмотрим редкое и размашистое развлечение, разместившееся в разгрузке рака, репы и ротвейлера на разборке расчетов к раздумию...

...Рьяный и раненый рак, рассвирепев, рванул репу. Репа расстроилась и робко растопырилась. Рак решил разобраться, решая репин ребус. Paзум рекомендовал раку: «Рви!»

Рак рванулся разом, рванул разумом и реально разочаровался в развитости репина разума. Paзум рака реабилитировал к разжалобленности.

«Раскопать!» — радостно разошелся рак. Развернулись раскопки репы. Рытье рака располагало, работа раскипелась. Решив расслабиться, рак ретировался к реке. Река распузырилась, разнервничалась и радостно родила рыбу. Рыба — рано рожденная — рискнула рассказать раку о рыбьем роке. Рак расчувствовался, расплескался, расплакался: «Рыба, родная, райская, расписная!»

Расстались ровно родные.

Рак, руля к репе, распознал в разъяренном рвущем редкое растение, рыжеволосого и раскосого ротвейлера.

— Ротвейлера разорву! — разнеслось по равнине.

— Разделим репу, — резонно рубанул ротвейлер.

— Радуйся, рапан! Росомаха и репейник разрубят репу, размахивая рельсами, разочарованные и размякшие. Раздосадованный ротвейлер разревелся: «Раздобуду румяной редиски и разошлю, и раздам Розе из Ростова, Рите из Ровно и Родригам из Рейкьявика и Рио-де-Жанейро».

Реакция ротвейлера развеселила рака: с редкой робостью ротвейлер разрыхлял рытвины руками и ребрами.

Репа, рослая и распрямленная, распространила ровные ростки на разные расстояния, распространилась развязно и раззадорено, расцветая раздетыми рантами.

— Расти, репа! — решил и разрешил разрумянившийся и разгулявшийся рак и ринулся к ротвейлеру, рассевшемуся расслабленно на растворомешалке. Ротвейлер радостно расхохотался, рафинадно решаясь на раут.

Расцветала радуга...

Река. Равнина.

Раздавались реденькие ревуны рептилий из респектабельного ресторана.

Родилась ретроспекция? Рунического рока

Радуга расцветала... Река... Равнина...

скороговорки

Монофон 5. Весенний вечер в Венеции.

Веселый высокий военный с высокомерным видом вошел в варьете. Валентина, великолепно вальсирующая весь вечер и весело ворковавшая с ворчливым врачом в вицмундире с высоким воротником (Вадимом Валерьевичем Вульфом) влюбленно взирала на внезапно вошедшего военного.

Военного величали Владимиром. Вакхический вечер с ватагой важных, вальяжных, великосветских варягов. Великолепная ваза с васильками виднелась вдали.

Влюбленная Валентина с винтажным веером выбежала на веранду вслед за Владимиром. Великовозрастная вдова с вредным воякой внезапно встретились. Владимир высмеял вдовицу.

Вольный ветер ворвался вдруг в варьете вместе с возбужденной  вином виолончелисткой Викторией Варшавской.

Вожделение Владимира взяло верх. Вояка влюбился в ветреную Викторию. Вдыхая венецианский воздух, Виктория внимательно взирала на взбеленившуюся Валентину.

На веранду ворвался вой взбешенной Вики. Влюбленная Валентина волокла виолончелистку за волосы внутрь варьете.

— Ведьма!- визжала Варшавская.

Все выбежали на веранду вопросительно взирая на Валю. Взбудораженная ведьма выхватив винтовку выстрелила Виктории в висок. Вскрикнув от восторга, Валентина взлетела вверх...

скороговорки

Монофон 6. Кантри.

Компактный кабриолет колесит по каменной колейке комедийно квакая капотом. Катится как корабль в казино кампании картежников.

Капитан корабля ковбой Казимир кандидат казистый, калиграфичный карьерист, классный кавалер. Ключ в карман и калякать.

Комната в казино. Комфорт, кактус у комода, канарейка кричит, кофе, конфеты, канапэ, картина какаду на коне, комплект: кальян, камин, косяк, кокаин. Киптявый копоть. Кокетка в кожаном корсете и колготках кадрит Казимира.

Короткий кросворд и киса кладет красный кагор, коньяк картофель, котлету, кебаб.

Кавалер васит, клюкнул каплю, клеет Красавицу. Каприз Красавицы и Казимир под каблуком.

Клюнул. Коктейль за коктейлем. Колода карт. Косой Корочун с костылем кивает, кидает кости. Козырь. Касса!!!

Корочук:

— Какой казус Казимир!

В котелке каша кипит. Капитан за кошельком в карман. Косится на корочуна. Конфуз.

Казимир:

— Кошелек! Караул! Козлы!

Кокетка:

— Клянчит капусту, капец!

Корочун:

— Котись курица!

Казимир каменный ком. Каюк. Компания кинулась колотить, копали копытами, казнили когтем, калени каверзали каблуками калош.

Конал в конвульсии. Калюжа крови. Канетель.

Калейдоскоп. Крутится карусель.

Конец.

скороговорки

Монофон 7. Пасквиль

Пикантная пошлость политиков привела перипетии переговоров в паскудный пасквиль.

Прелестные, пахнущие пачули пэри, под плотной парчой пламенеющих пионами покрывал, передвигались  по пальмовому парку, подобно пугливым пичугам, подглядывая в прорези паранджи.

Патрульные, привыкшие к первозданным пейзажам, песчаному пеклу, пасовали перед прелестными прирученными птичками.

Приказ Падишаха прозвучал печальной панихидой по предвкушаемо-потрясающим перспективам  последних паритетных переговоров.

Под предлогом полного прекращения поставок провианта, песчаные патрули пустынь подавили протесты приезжих. Полемика патрициев по поводу плеяды побед Падишаха и принудительного подчинения престолу, плавно перетекла в плотный партийный передел.

скороговорки

Монофон 8. Фантасмагория

Февраль фокусничал флоксами и фуксиями. Франтоватый фотолюбитель Федор фигачил флиртовать. Француженка Фаина — Федина фантазия — флегматичная фигуристая фея.

Формы Фаины функционировали феерически… Федя фигел, фоткая Фанин фруктовый фюзеляж. Фиксировал филигранный фейс, физиологичный фасад, фундаментальный филей… Феличита!..

Футбольные фанаты фриц фон Ф. и финский фермер Фома фривольничали Фаину фрахтовать. «Фи, фрики!», -  фурией фыркала Фаина, формулируя: «Фабрикуете форменную фигню! Фаллосами флуоресцируете!»

Финансировал Фаину фешенебельный фарцовщик Феоктист: фарфор-фаянс, фиги-финики, финифть, фенечки фирменные, фастфуды… Фаина фанатеет Фетом — Феоктист Фанечке фетровую фуфайку, фовистами философствует — фигурируют фоторепродукции Фалька ….

— Фетишисты! — фонил фриц фон Ф. — Фы фсе и фаш Феоктист — фредные фраги!

— Фискалишь, фантомас фигов? Фак фашисту! — фуфырился фрицу фразеологизмами фермер Фома…    Фальcификация фрондёрства! Фрицу финн — френд forever, футболом ферментированый фатально...

Фаина...? Фарисействовала Фаина, фасоня феоктистовыми футуристическими футболками. Фиктивно, фиктивно! Фёдор финтил фибрами француженки, фордыбачит Фаина фальшивомонетчику, фригидна к фарцовщичьей формалиновой физиономии….

— Фаиночка, ферзь! Федька — фекалия! — фиглярствовал Феоктист.

— Фаина флора, Федька — фауна! Фаня фраеру Федьке — фактическое фиаско! Функция Федьки — фланировать фанерой над Францией!..

Фуууу, феноменальный фат Феоктист…

Финал — Феоктисту фрак фалдами, Фаине фата? Фиг! Фильтруйте факты: фаворит Федор фехтует фартовей, фистула фальшивомонетчику, фурор!

Февраль финишировал. Фиолетовые фикусы фонтанировали фисташковым фимиамом. Фаэтоны, факелы, фужеры, формальности… Фуршет — фаршированый фазан, фондю… Фисгармония, флейта, фагот – форте! Форте! Фантасмогорическая finita!

скороговорки

Монофон 9. Отличная

Остановившись от ожидаемой отдачи, Остап охнул. Отдача от обреза отшибла организм, отдалив остальные осязаемые объекты, обесцветив образы. Оружие оставило огромный отпечаток, отбив охоту отстреливаться. Отскочив от окна, он отдышался.

Отдых? Отставить! Отдалённый окрик оставил осадок острой опасности. Очень осторожно, огибая округлые очертания ограды, он отошел от обители, обошел оранжерею.

Остап обозрел округу. Оранжевый Опель отдыхал, основательно объездив окрестности. Озябнув, осыпалась одинокая осина. Орех осунулся, охряп. Осень отпылала, оптом отдавая осадки озимым. Одичавшая ондатра осклабилась, отгрызая от ольхи ошметки, одурманенная отечественной отравой.

Остап ощутил острое отчаяние. Обдумывание обстоятельств отяготило ощущением обреченности. Образование оглушительно орало об опасности. Одиночество открывало отвратительные объятия. Оскал очевидности, оскорбив обоняние Остапа, обдал омерзительной обывательской отравой. Отчаянной, острой, однообразной, обнаглевшей отравой обделённой обыденности. Остап озяб – организм ожидал обморожения.

Освещенное окно обозначило ободок обреза, оглушительный огонь Олесиного оружия отстрелил остаток орнамента оранжереи.

— Опия обкурился? Отморозок – обрёл обыкновение отвлекать от онлайнвизора! Огурец обрезанный! Откликайся, олигарх окрестный, — освещенный оконным отсветом, обрисовался объект. Олеся отклячила остов, ожидая общения.

Остап обожал Олесю – обогрел, окружил очарованием. Ослепленный обаянием Олеси, отгрохал обитель около Обезьяннего Озера (Омская область).

Одарил ощущением обстоятельности отношений, обручился. Обходительный, обрёл образчик оживших ожиданий. Однако, огонь отношений отгорел. Одержимая онлайнвизором, Олеся отяжелела, обрюзгла. Она осатанела от очередной околесицы Оксаны Общак «Особняк – Одиннадцать».

Отупела, опустилась. Она опасна. Она – опухоль общества. Она опошлила отношения, открыто осмеивая Остапа, оправдываясь оскорбительными отговорками. Она обленилась, обесцветилась. Отучилась обеды организовывать. Обреченный обывательской обязанностью обозревать отраву онлайнвизора,

Остап опасался окончательно оторваться от общечеловеческих ориентиров. Он обстрелял основание оппозиции – овал онлайнвизора ощерился осколками, обесточив оккупацию. Олеся обрушилась орлицей, обвиняя. Ополчилась, оружие отыскала. Остап отступал огородами.

— Обидно оскорбляешь. Образумься, особь одноклеточная, оставлю одноглазой! Оголодал от одержимости! – Остап отставил осмотрительность, огибая оранжерею, ольху, одурманенную ондатру.

Открытое окно огласилось ором – Олеся откликнулась:

— Охолони, отстреливатель онлайнвизоров. Откормлю. Обед отведаешь – объешься.

— Опять овсянка? — Остап остыл, осознавая очевидную оттепель. Опала опала. Оттаяла Олеся.

— Охота особенного? – озвучила она осторожно.

— Оливье, оленина, окорок, окунь обжаренный, окрошка, оладьи, отвар одуванчиков, отдельное одеяло – округлил он.

— Ого, — озаботилась Олеся. Один осилишь?

— Оба осилим! – Остап, окрылённый одобрительными Олесиными обертонами, обрёл оптимизм.

— Обжора! Организую… Одно обстоятельство: овуляция, однако! Осчастливить отроком – Остаповичем? – она озорно оглядела оголодавшего отца ожидаемого отрока, оглаживая ожерелье.

Остап обнял Олесю: — Одушевилась! Облагородилась! Ожила! Одарю, опьяню, оплодотворю…

Окончательно облысевшая от отечественной отравы обдолбанная ондатра осоловело охнула: «Определённо – Овидий. Овации!». Она оживленно озадачилась – оставалось, обстоятельно обнюхивая округу, обнаружить охапку облюбованной отравы. Обрести оперение. Ольха ощутимо обрыдла – отыскать омелу.

Обезьянье Озеро отражало окрестности. Остракизм онлайнвизора осуществился. Ожидалось одиннадцать оргазмов…

скороговорки

Монофон 10. Село «Светлое». Сентябрь. Седмица.

Спускаясь со скамьи, служившей спальником,  Семену  слышался скрип собственных суставов:

— Совсем старый стал, — сетовал старик, стараясь скорее собрать сумку.

Сложив съестное, стремглав скользнув сквозь сени, спугнув спавшую сторожевую собаку Соню, стремился  к составу, следовавшему в столицу.

Сквозь соседские селения, сады, старик спешил, старался. Следствием сей спешки стал сослуживец Сенька, спасший старика в службу. Страдалец, сломленный сдавшимся сердцем. Скоро-скоро с Сенькой случится смерть.

Семен следовал свидеться. Семь строений и станция с составом — сосчитал старик. Но слабеющий стон, слышанный сбоку, стал сему стеной.

Свернув, Семен сохранил в себе следующее:  студент, совсем Слепой, совершил самоубийство, соединив сталь и свои сосуды. Стремительно сообразив, старик сохранил слабеющее существо.

Спасли.

Сегодня светит солнце. Совсем седой старик, сидевший со своей собакой, сменяет скрытую скорбь слезами. Сенька смеется.

скороговорки

Монофон 11. Москва. Месяц май.

Моросит мелкая мокрота. Мерцает молния. Мельтешит мошкара. Метрополитен — масштабный муравейник. Мерседесы, Майбахи, Мазерати, с маститыми мафиозниками медленно маневрируют мимо Манежки. Мажорная молодежь маячит у Макдональдса. Модные магазины Миланских модельеров манят  манекенами. Молдаване метут мусор.

Милицейские машины с мигалками мчаться между мостовыми и музеями, к митингу маргиналов у Мавзолея. Местный Майдан! Митингующие монолитной массой, мимо монумента Минину, с мирной миссией и мелодией Марсельезы, маршируют к Медведеву.

Манифест :

— Министров-мздоимцев в Магадан!
— Миллиардеров-магнатов в монастырь!
— Мошенника Мавроди в Матроску!
— Мародеров в могилу!
— Модернизация медицины!
— Монетизация малообеспеченным!
— Муниципалитетам – мудрых мэров!
— Мужикам – многоженство!
— Многодетным матерям – медали!
— Минимум маразма!
— Максимум марксизма!

Мечтатели. Мускулистые менты мгновенно мобилизовали маскишоу. Мрачный майор в мундире, с мраморной мордой мумии, мегафонит в матюкальник.  Митингующих маринуют мощным месиловом.

Мораль – «Мудрые молчат»!

скороговорки

Монофон 12. Энергетик эскимосу:

— Это — экскаватор, это — этнограф. Это — эскимо!

— Э-э-э-э-э-э-э...

— Эх, эскимос, эскимос!

Этот этнограф энергетику:

— Этнос этот эфемерный!

Эскимос:

— Э-э-э-э-э-э-э-э-э... Эф-Эм?

— Это эффект!

Этнограф эмоционален.

— Эмбарго этому эскимосу!

Энергетик экспрессивен.

— Эскимо! Эскимо!

— Это эффект!!!

— Это эликсир этнографу.

Эскимос:

— Элементарно! Эскимо — эскимосу, экскаватор — энергетику, этнографу — этюд.

Энергетик этнографу:

— Это эндшпиль!

скороговорки

А какие монофоны знаете Вы? Или Вы даже сами создаете монофоны? Смело пишите в комментариях! Буду рада обмену опытом! 

С уважением,
Наталия Волосаева

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

10 комментариев к записи “Помонофоним?!?”

  1. Отличная статья! Спасибо, Наталия!

  2. Спасибо за такую детальную статью! Буду использовать!

    Удачи!

  3. Спасибо за статью!

    Очень кстати пришлась вся информация )

  4. интересная техника!

  5. забавные эти монофоны )))

  6. Заинтересовало ))

  7. Толк будет, если активно читать периодически

  8. Язык сломать можно!

  9. Хорошие монофоны! Спасибо!

Оставить комментарий

wp_footer(); echo get_theme_option("footer") . "\n"; ?>